16+

Обнинск-Сити — СМИ нового формата

Илья Изотов: «Работу следователя можно сравнить с быстро едущим поездом»

17.04.2019 22:12

Илья Изотов: «Работу следователя можно сравнить с быстро едущим поездом»

Илья, в каком возрасте вы подумали, что было бы неплохо стать следователем?

Эта профессия привлекала мое внимание с самого детства. Я любил смотреть фильмы советских времен про сыщиков. Есть, например, замечательное кино «Я — следователь», в котором убийство расследует грузинский специалист. Он ездит по всей стране в поисках подозреваемого и находит в итоге в Санкт Петербурге. Этот фильм в определенный момент запал мне в душу. Точно не скажу, сколько мне лет было, когда я его посмотрел, но где-то в начальных классах школы. Затем я служил в армии, где приходилось сталкиваться с сотрудниками военной прокуратуры. Очень интересные личности там работали, я видел в них образованных, грамотных, культурных людей. Можно сказать, образцы для подражания.

Вы были офицером в тот момент?

Нет, проходил срочную службу в звании сержанта.

Какие-нибудь детективные или шпионские романы повлияли на выбор профессии?

Честно скажу: все, что написано в книгах о работе следователя — это очень интересно, но с реальной жизнью не имеет ничего общего.

А фильмы имеют?

Вот тот фильм, о котором я сказал, раскрывает некоторые черты, схожие с образом настоящего следователя. Конечно, и в нем есть некая романтизация профессии, расследование представлено в ускоренном темпе, но точно подмечено, что у следователя нет времени на личную жизнь, а если оно появляется, лучше всего потратить его на отдых и восстановление сил.

У вас на личную жизнь времени тоже не хватает?

Его крайне мало. График у нас ненормированный. Работа может позвать и в субботу, и в воскресенье, и в праздники, и ночью. Но главное, чтобы она была сделана и сделана качественно.

Можно предположить, что большинство следователей — люди холостые?

Не могу так сказать. Я пока не женат, но уважаю жен коллег, которые ждут их дома с работы, хранят очаг, создают дома уют. Это многого стоит, я должен отдать им должное.

А вам не хотелось бы завести семью, чтобы рядом был человек, которому можно что-то рассказать и психологически разгрузиться?

Когда я прихожу с работы, мне главным образом хочется поспать. Ну еще я успеваю построить планы на грядущий день и со свежими силами с утра приступаю к работе.

Кто-нибудь из ваших родственников работал следователями или в других правоохранительных органах?

Нет, никто и никогда. У родителей были обычные гражданские профессии — отец работал инженером, мама — бухгалтером. К моему желанию стать следователем близкие отнеслись с некоторым подозрением, потому что в нашем роду следователей еще не было. Но они знали, что у меня есть к этому тяга, так что особых возражений с их стороны не возникло.

Что еще помогает вам становиться лучше в работе?

Смотрю документальные передачи и фильмы на профессиональную тему, в том числе зарубежного производства. Но надо иметь в виду, что документалки построены так, чтобы их было интересно смотреть. Так или иначе в каждом есть полезная информация, в основном это психология допроса подозреваемого или свидетеля, способы, благодаря которым можно помочь человеку раскрыться, при этом не оказывая на него давления.

Илья Изотов: «Работу следователя можно сравнить с быстро едущим поездом»

С какого года вы работаете в следственном управлении и оправдываются ли ваши ожидания от этой работы?

Могу сказать, что это самая интересная в мире профессия. Каждый день сталкиваешься с судьбами людей. Работу следователя можно сравнить с быстро едущим поездом: ты смотришь в окно, и вся жизнь пролетает мимо. Встал на рельсы и только вперед. Так что мои ожидания от работы следователем полностью оправдались.

Что в ней самое сложное?

Самое сложное… Все с опытом приходит. Что вчера было сложно, завтра легко. Поначалу больше всего поразил ненормированный график работы, но и к этому привыкаешь. Вообще, людям которые соберутся идти в следователи, надо тщательно взвесить все «за» и «против», посоветоваться со старшими коллегами — действующими сотрудниками. Для этого у нас существует институт общественных помощников — к нам приходят студенты, которые помогают выполнять техническую работу, но параллельно мы обучаем их реальной работе на практике. Те, кто оказывается морально не готовым к трудностям, сами отпадают, а у кого глаза горят, при любых трудностях и обстоятельствах остаются и продолжают практиковаться.

По работе вам наверняка приходится видеть много такого, чего большинство предпочло бы никогда не видеть. Как вы с этим справляетесь, в том числе психологически и есть ли способы приглушить остроту тяжелого момента?

Я не считаю себя настолько эмоциональным, чтобы нестандартно реагировать на умерших людей. Как я понимаю, речь в первую очередь об этом. Я отношусь к этому как к происшествию, моя задача — на месте разобраться в ситуации, выяснить, почему наступила смерть, обнаружить и изъять необходимые следы для материалов проверки или уголовного дела, изобличить преступника, дать поручения органам дознания о возможных подозреваемых. Я помню свой первый выезд на место происшествия по факту смерти мужчины. К увиденному отнесся достаточно спокойно. Мы провели проверку, установили, что третьи лица к его смерти не причастны. Тяжелее всего сочувствовать родственникам, которые попадают в такие ситуации. Приходится пропускать все через себя, чтобы опросить их, получить объяснения.

Что вас может задеть по-настоящему?

Самое тяжелое, когда общаешься с родителями, столкнувшихся со смертью своих детей. При общении они могут плакать и смеяться одновременно. Видно острое горе человека и от этого невозможно уйти, не пропустив через себя, потому что нужно найти контакт с человеком, посочувствовать ему, попытаться сделать все, чтобы с человеком можно начать беседу, и детально разобраться в случившемся.

Это нужно делать сразу или стоит дать людям время прийти в себя?

По ситуации. Есть обстоятельства, когда времени нет. Но если есть возможность, стоит дать человеку остыть. Хотя дети — это дети, и в случае с ними горе остается на всю жизнь. Даже с течением времени никуда не пропадает.

У вас репутация доброго или злого следователя?

По каждому сообщению надо искать индивидуальный подход к человеку. Когда вижу собеседника, примерно предполагаю, как необходимо с ним общаться, чтобы получить результат. По людям сразу видно, расположен человек к общению или нет, и что надо ему сказать, бывает очевидным.

Как отдыхаете после работы, если не считать сна?

Мне нравится рыбалка — на мирную и на хищную рабу. В этом есть определенный азарт. Привлекает сама природа, даже если нет улова.

То есть экстрима на отдыхе уже не хочется?

Нет, экстрима мне хватает. Когда есть возможность, пытаюсь заниматься спортом — поплавать или пойти в тренажерный зал, чтобы быть в тонусе. Надо поддерживать здоровье, потому что нагрузка у нас большая, и иммунитет должен быть на высоком уровне.

Если ваши будущие дети скажут, что хотят быть следователями, как вы к этому отнесетесь? Будете отговаривать?

Не буду, но постараюсь понять, откуда у них возникло такое желание. Объясню, что сериалы не имеют общего с работой следователя, что это очень сложная профессия и есть определенные минусы в жизни человека, связанные с ней. Но если они захотят этого осознанно, это будет их выбор, возражать не стану, чем смогу — помогу.

Мне сказали, что хотя вы и работаете следователем с июля 2018-го, у вас очень хорошие показатели. Каковы ваши сильные качества?

Я стараюсь быть въедливым в каждой ситуации, мне нравится общаться с людьми. Если дело интересное, все само собой получается, присутствует азарт. Иногда это как игра в шахматы с преступником. Они всегда стараются играть, но не все партии интересные. Есть грамотные злоумышленники, а есть не очень. С первыми работать интереснее: они не запрещенными способами пытаются выстроить свою защиту, а мы доказываем их виновность в совершенном преступлении.

Чего хотели бы добиться в профессии?

2019 © "Обнинск-Сити — СМИ нового формата". Все права защищены.
Редакция: info@obninskcity.ru | Карта сайта